Особые дети

Содержание

«Господь дает особых детей особым людям»

Особые дети

Майе Власовой девять лет, у нее синдром Аспергера – высокофункциональный аутизм. Но если видеть в этом не проблему, а новые горизонты, то жизнь семьи с особым ребенком будет не тягостной, а творческой.

Мы все привыкли жить по продуманному сценарию, но если в семье ребенок с особенностями, то приходится думать, как говорят англичане, «вылезая из коробки», то есть дерево – не только дуб, поэт – не только Пушкин, бывают другие деревья и другие поэты. Есть, допустим, геометрия Евклида, а есть – Лобачевского, которая сложнее и с заковырками.

Жизнь с особенным ребенком – это особая кривая развития семьи, заранее ее определить и запрограммировать невозможно. Естественно, везде есть свои сложности, но со временем становится понятно, как со всем этим взаимодействовать, и потихоньку даже самые тяжелые препятствия превращаются в обычную рутину.

Первые подозрения на особенность Майи начались в 2,5 года – было странно, что она почти не говорит. Хотя Майя смотрела в глаза, чего обычно у аутистов не бывает.

Майя никогда не была ласковой, но мы это списывали на своеобразие характера. Она плохо воспринимала речевые команды, например: «Пойди в комнату и принеси красную шляпу», Майя не понимала, а шляпу приносила только при подсказке жестами.

Хотя родственники убеждали, что всё в порядке, мало ли как бывает.

Я решила отдать ее в садик, ведь как обычно родители рассуждают – отдадим в детсад, и там ребенок быстренько научится говорить и общаться. Майе нравилось быть среди детей.

Она особо с ними не играла, в основном сидела и рисовала, но дети к ней относились хорошо – это же такая загадка, когда ребенок необычный. Кстати, они хорошо понимали объяснения, почему Майя не разговаривает.

Я им сказала, что бывают дети, которые плохо видят, плохо слышат, и бывают, которые плохо общаются.

Но там начались довольно большие проблемы, хотя сад был очень хороший, воспитательница тоже замечательная. Именно она первая сказала нам, что, похоже, у Майи аутизм.

«Пусть это будет твое!»

У меня, как у всех, переживающих трудную жизненную ситуацию, сначала было отрицание очевидных проблем – я уговаривала себя, что ребенок всё перерастет, всё будет хорошо: «Вон у тети Маши дочка до пяти лет не разговаривала, а в шесть лет уже решала уравнения!» Были и злость, и агрессия, и жестокое самокопание. Потом начались вопросы: «ОК, а почему бы не ты? Почему, собственно, кто-то другой? Ты не самая глупая женщина в этом мире, ты понимаешь, что такие вещи случаются. Ты сильная, ты справишься! Пусть это будет твое!»

И на этапе проживания злости и агрессии вдруг пришло полное принятие ситуации.

Сейчас, когда меня просят дать совет, я в первую очередь рекомендую родителям детей с аутизмом расслабиться: «Видимо, Бог хочет вам открыть какие-то новые горизонты жизни.

Вообще, у каждого особого ребенка свои проблемы, внутри нормы-то какой коридор, а аномалии вообще безграничны. Не стоит оглядываться на других, примериваться к чужим историям. У каждого своя история».

Есть английская пословица: «Господь дает особых детей особым людям». Мне это помогает в моменты эмоционального спада: ну как же, я же speсial, вот и ребенок у меня особый.

Когда в семье ребенок с аутизмом, нужно ломать сложившиеся в голове стереотипы, и эта ломка системы меняет и родителей, причем в лучшую сторону.

Конечно, случаются происшествия, о которых и говорить не хочется, но часто вокруг особого ребенка эволюционирует вся семья – это не только родители, но и бабушки-дедушки, которые жили еще в Советском Союзе, где вся система была построена на выживании сильных, а «сломанному винту» место было только на помойке.

Я сама стала намного мягче, терпеливее, терпимее к другим. Те, кто меня не видел несколько лет, говорят, что я стала добрее, понятливее, неторопливее.

Человек в скорлупе

Когда я поняла, что с Майей точно что-то не так, мы начали ходить по специалистам. На тот момент, шесть лет назад, система диагностики и обрабатывания детского аутизма была в совершенно зачаточном состоянии. Врачи говорили разное, кто-то предполагал, что ребенок всё перерастет, кто-то прописывал жуткие препараты, которые я не рисковала давать ребенку.

Как-то я поделилась проблемой с бывшей коллегой, и она мне посоветовала: «Мы через всё это проходили, у каких специалистов только не были, иди в «Логомед», там помогут точно». Мы попали в медицинский центр «Логомед», когда Майе было шесть лет.

Там ее качественно диагностировали, прописали системное лечение, провели реабилитационные мероприятия, и у Майи наступило заметное улучшение – она стала послушной, перестала сильно расстраиваться и закатывать истерики, стала наконец-то называть меня мамой.

Конечно, жаль, что это не произошло раньше.

И так потихоньку мы продолжаем жить. Папа очень любит Майю, буквально пылинки с нее сдувает. Но главное – он оказывает очень мощную поддержку.

Идем в школу

Успехи и трудности в учебе

Когда к чему-то прикладываются большие усилия, то достижения кажутся не обычными, а очень значимыми. Когда Майя проходила тестирование в школе, я страшно за нее переживала, и когда она эти тесты прошла, у меня была эйфория!

Майя учится в инклюзивной школе святого Георгия Победоносца, это вальдорфская система образования, математику и русский язык там преподают увлекательно, через картинки. К тому же занятия начинаются в 9.30, то есть ребенок успевает проснуться.

Я Майю вожу ко второму уроку, потому что первый урок – музыка. Детям раздают флейты, они, понятно, в ноты не попадают, а у Майи от природы очень хороший слух, и от фальшивых звуков у нее истерика. Это воспринимается ею как нарушение порядка, и соответственно, возникает расстройство. И мы с учительницей договорились, что будем приводить Майю ко второму уроку, к 10.15.

До кризиса 2014 года школа, к сожалению, всё время переезжала. Есть еще много людей «с квадратной головой», которые считают, что особые дети несут какую-то угрозу. Однажды жители близлежащих к школе домов написали жалобу, что они боятся этих детей. Это особенно странно, потому что большинство учеников в этой школе – обычные дети.

Человек в себе

Я бы всех особых детей, независимо от состояния, определила в первую очередь как добрых. Наверное, у них какие-то особые барьеры не впитывать извне зло.

Майя – человек в себе. Она не очень-то делится своею любовью. Обнимаешь ее, она тебя отталкивает. Но если Майя сама захочет обниматься, то она придет, пообнимается. Всё равно ребенок чувствует, что его любят, поддерживают. Я как-то сказала ей: «Когда же ты со мной поговоришь? Я ведь совсем не знаю, что у тебя в голове!» Она посмотрела на меня и ответила: «Мам, скоро!»

Когда мои подруги жалуются, что их дети, ровесники Майи, вскрывают им мозг своими «почему», я каждый раз думаю: как бы я была счастлива, если бы Майя хоть чуть-чуть повскрывала мне мозг! Видимо, она пока не готова. Когда это произойдет, я буду очень рада.

Нельзя сказать, что Майя вообще замкнута – если ей что-то надо, она общается. Можно 150 раз спросить, как дела в школе, она только на 151 раз ответит: «Нормально!» Да, она такая.

Нам же тоже не нравится, когда к нам пристают с глупыми вопросами.

Но если ей что-то надо, а особенно если что-то очень не нравится или не хочется, она может сказать полную фразу: «Мама, я не хочу идти к доктору, я боюсь!»

Синдром Аспергера

У Майи диагностирован синдром Аспергера. Это высокофункциональный аутизм, он определен у многих известных людей, у многих великих ученых. Тот же Эйнштейн и Билл Гейтс – люди с синдромом Аспергера.

Надо отметить, что тут признаки аутизма проявляются с полезной стороны – обычный человек не будет тщательно ковыряться в каждой цифре, каждой запятой. На армию Израиля работает целый батальон аутистов – смотрят на экран радара. Нормальный человек лишнюю точку не заметит, а аутист обязательно вычислит.

Вообще-то они очень полезные люди, им не нужно общение, их ничто не отвлекает от занятий, сидят в своей скорлупе и творят. Как будто с другой планеты!

Скоро мы уезжаем жить в Великобританию, мужа пригласили туда работать. Там мощная государственная программа обучения и реабилитации особых детей. И диагноз «детский аутизм» действует до 25 лет, это дает им возможность социализироваться и многому обучиться. Вместо инвалидов там выращивают совершенно полноценных членов общества, которые будут налоги платить, а не пособия получать.

В Центральном детском магазине, Москва

Новая раса, которая спасет мир

Основные сложности для нас, родителей, в том, что Майя не рассказывает, что с ней происходит. Если она расстроена, она просто плачет. Мало того, что за нее тревожно и больно, она еще и не дает обнять себя. Я ей всё время повторяю: «Майечка, я рядом, я тебя люблю, я всегда готова тебе помочь!» И мы стали уже понимать, что если ей комфортно, то ей лучше побыть одной.

У Майи есть планшет с разными приложениями, и она сама научилась читать. Я узнала это случайно – как-то увидела ее с книжкой в руках, которую она по слогам, но читала сама. Все пазлы и игрушки она собирает без инструкций. Анекдот про ребенка, который до десяти лет молчал, а потом выдал «Сахару добавь» – наш семейный, это совершенно про нас.

По статистике сейчас на каждые 50 новорожденных один ребенок рождается с особенностями аутистического спектра.

Что это? Новая раса, которая спасет мир? При нынешней инфомании и массовом зомбировании, с аутистами это не пройдет, вот невольно и думаешь – может, это Божья помощь человечеству? На них совершенно невозможно влиять, они никогда не будут маршировать строем.

Заставить их невозможно, можно только убедить. У Майи на любое давление и директиву от кого бы то ни было реакция «почему?», и пока она не услышит объяснение, которое ее удовлетворит, к делу не приступит.

Самый приятный для дочки подарок – карандаши, фломастеры. Многое понятно про Майю через ее рисунки, наверное, это ее способ общения с нами. Главное – они радостные, цветные. Вообще, я могу сказать точно, что Майя – счастливый ребенок. И мы очень счастливы, что она у нас есть.

Радуга

Лось Аристотель и дятел Тюк-Тюк из м/ф «Бумажки»

Рабочий и колхозница

Сказка

Отношения

Беседовала Тамара Амелина

Источник: https://www.pravmir.ru/gospod-daet-osobyih-detey-osobyim-lyudyam/

«Особые дети» в разрезе закона: что нужно знать родителям

«Ребёнок с нарушением развития», «ребёнок с ограниченными возможностями», «ребёнок-инвалид». Разграничивает ли закон эти понятия? О законодательных несовершенствах в сфере реабилитации «особых детей» и решении связанных с ними проблем рассказала Людмила Кожевникова, директор Центра реабилитации детей и подростков с ограниченными возможностями «Олеся».

– Всегда ли ребёнок с теми или иными нарушениями развития считается инвалидом?

– В настоящее время понятийный аппарат даже на уровне специалистов различных служб является несовершенным. Сегодня можно услышать «особый ребёнок», «ребёнок с нарушением развития», «ребёнок с ограниченными возможностями», «ребёнок-инвалид».

С точки зрения законодательства существует такое разграничение: ребёнок с ограниченными возможностями – это ребёнок без статуса инвалидности, но имеющий стойкое нарушение той или иной функции. Этот статус можно получить в городской и областной психолого-медико-педагогической комиссии.

Ребёнок-инвалид – это ребёнок с юридическим статусом инвалидности. Данный статус нужно получить путём освидетельствования в бюро медико-социальной экспертизы.

На сегодняшний день мы можем слышать: «ребёнок-инвалид первой группы» и так далее. На самом деле дети до 18-ти лет по действующему законодательству РФ являются просто детьми-инвалидами и ранжирования на группы до совершеннолетия не предусмотрено.

Есть и третья категория – дети, испытывающие трудности в социальной адаптации. На данный момент нормативными актами не предусмотрено чёткого алгоритма и набора показателей об определении данной категории детей. Причём, нужно отметить, что данная категория имеет место быть только в социальной службе.

Поэтому специалисты сегодня работают по показателям, определяющим социальную адаптацию ребёнка – физическое состояние, коммуникативное состояние, сенсорное состояние, эмоциональное состояние, поведенческие аспекты и другие.

По сути, это те же показатели, что и для детей-инвалидов и детей с ограниченными возможностями здоровья, только наименее выраженные.

В реальной жизни есть ещё и дети без определённого статуса, фактически подходящие в первую либо во вторую, либо в третью группу, но родители в силу разных причин не оформили статус своему ребёнку.

– Сейчас на слуху понятие «особый ребёнок». Что имеется в виду?

– «Особый ребёнок» – это как бы обобщающее понятие, родившееся в силу того, сегодня не существует единых межведомственных понятий на государственном уровне, над чем предстоит в ближайшее время трудиться.

Когда появились первые в РФ нормативные акты по работе с детьми-инвалидами в 1990 году – а детей с ограниченными возможностями тогда не было в принципе, они появились в действующем законодательстве гораздо позже – детей-инвалидов стали называть по-разному, кто во что горазд.

Специалисты говорили, что не хотят называть ребёнка инвалидом, это звучит грубо, не прибавляет позитива семье, да и самому ребенку впоследствии. Называли их «дети с особыми образовательными потребностями», «особые дети», «дети, нуждающиеся в особых условиях».

До сих пор в методической литературе тех лет можно встретить такие понятия. С тех времен и длится данная эпопея с понятиями.

Сегодня «особыми» называют детей, имеющих те или иные нарушения. Несмотря на то, что прошло уже чуть более трех десятков лет, многие до сих пор путаются в понятиях, в том числе и специалисты.

Надо сказать, что на уровне понятийного аппарата осталось множество стереотипов.

Например, в международной классификации болезней, которая действует на территории России с 1991 года, регламентирован диагноз «синдром Дауна», но многие  врачи до сих пор пишут в картах «болезнь Дауна».

Это яркий пример подобных  стереотипов. Так и будет до тех пор, пока не появится единое для всех служб нормативно-правое поле в соответствии с требованиями настоящего времени.

– Не всем понятно слово «абилитация», которое тоже появилось не так давно. Чем абилитация отличается от реабилитации?

– Что касается традиционного понятия «реабилитация», то оно означает восстановление навыка или функции, которые были у ребёнка при рождении, но утратились в связи с какой-либо ситуацией, например, аварией.

Абилитация же – это формирование навыка или какой-либо функции, отсутствующей у ребёнка с рождения, например, двигательной, речевой, коммуникативной или другой функции.

Это, действительно, относительно новое понятие, хотя, по сути,  в 80-90-е годы у нас в стране появлялись абилитационные центры. Мы и сегодня работаем на 99% в абилитационном режиме.

– Какие препятствия сегодня существуют для того, чтобы своевременно поставить ребёнку диагноз и заняться его абилитацией?

– Специалисты должны работать междисциплинарной командой комплексно и своевременно с обеспечением преемственности и индивидуально-дифференцированного подхода. После рождения ребёнка, кроме службы здравоохранения, никто этого ребёнка не знает. Ни социальная служба, ни образование.

Он, как минимум год-два, а то и три находится под наблюдением только медицинских работников. Но они должны своевременно подключать параллельно со своей работой специалистов социальной службы с целью максимально ранней коррекции состояния ребенка и необходимой поддержки семье.

Сегодня этого нет.

Именно поэтому требуется межведомственный регламент, о котором мы говорим уже много лет и который до сих пор, к великому сожалению, отсутствует в нашем регионе. Сегодня у нас каждая служба, которая занимается ребёнком – здравоохранение, образование и социальная служба – работает в рамках нормативной базы своего ведомства, и эти нормативные базы не согласованы между собой.

Допустим, «обучающиеся с ограниченными возможностями здоровья» есть в сфере образования, но этого понятия нет в здравоохранении и в социальной службе. Статус «ребёнок-инвалид» есть во всех службах, а вот «ребёнок с ограниченными возможностями» есть в социальной службе, но нет в здравоохранении.

Родитель не знает, куда, когда и по какому поводу  обращаться, где и какой статус оформлять, что первостепенно, а с чем можно повременить. Порой невозможно семье, а нередко и одной матери, разобраться в потоке информации, которая зачастую ещё и отсутствует.

Приходя в образование, родители там получают одно, в здравоохранении – другое, в социальной службе – третье.  А единого чёткого согласованного алгоритма действий, исходя из структуры дефекта, состояния ребёнка, возраста и учёта потребности конкретной семьи, нет.

Очень многие субъекты в нашей стране давным-давно межведомственный регламент разработали и утвердили.  А  пока у нас  действует заявительный принцип. Данная проблема обозначена специалистами на всех уровнях.

– Что делать родителям «особых детей» сейчас, в отсутствии межведомственного регламента?

– Я советую родителям не терять драгоценного времени при рождении ребёнка с той или иной патологией, от правильности действий зависит вся жизнь ребёнка и жизнь всей семьи.

Прежде всего, семья должна иметь адекватное видение своего ребёнка – принимать и любить его таким, какой он есть. Находить всестороннюю информацию и действовать ситуативно. Ставить цели и последовательно достигать их.

Быть чуткими и внимательными по отношению к своему ребёнку, достойно защищать его права.

Сейчас очень много возможностей в нашем городе, а главное – компенсаторных возможностей у каждого ребёнка. Нужно консолидировать все усилия и возможности для организации необходимой и систематической работы с ребёнком.

Некоторые родители приходят к нам и говорят: а нас никто не направил. Но если ты видишь, что с твоим ребёнком что-то не так, нужно самому проявлять активность, нужно биться во все двери.

Нужно помнить, что каждый потерянный месяц для наших детей чреват последствиями, с которыми можно работать годами и десятилетиями. Ведь, если есть нарушение одной функции, значит, есть и нарушения других функций.

Зачастую родители этого не понимают, теряют время.

Есть «золотое время» абилитации – до 3-х лет и «серебряное» – до 7 лет, это чрезвычайно важные периоды для любого ребёнка.

Это так называемые сензитивные периоды, когда можно на ребёнка воздействовать системно, добиться компенсаторных возможностей при любом нарушении.

В это время пишется весь жизненный сценарий, именно от организации систематической работы от 0 и до 7 лет зависит качество жизни самого ребёнка, его семьи, а значит, общества и государства в целом.

Сегодня у детей встречается очень много расстройств аутистического спектра. Далеко не каждый участковый доктор видит эту патологию.

Поэтому, если вы увидели, что что-то не так, нужно не терять времени, а прийти к доктору и добиться полной диагностики, добиться, чтобы перед вами поставили четкие и адекватные задачи.

Ориентироваться нужно на самые банальные вещи – физическое развитие и общение ребенка в соответствии с возрастом, сейчас это несложно. 

Ни в коем случае нельзя родителям выяснять отношения между собой, что бывает очень часто. Помните, результатов это не даст, больной ребенок может родиться в любой семье. Наоборот, семья должна мобилизовать все ресурсы для достижения целей. А главное, знайте, что вы ему нужны всегда. 

Источник: https://sibmeda.ru/articles/pediatriya/osobye-deti-v-razreze-zakona-chto-nuzhno-znat-roditelyam/

Особые дети

Особые дети

Рождение ребенка многих современных людей ассоциируется с радостью. Их с нетерпением ждут, а после появления малыша на свет, родители отдают ему всю свою любовь.

Считается, что родители любят своего ребенка таким, какой он есть, всегда выделяя в нем только лучшие качества. К сожалению, это не всегда соответствует действительности.

Каждый родитель многого ждет от своих детей. Старшие пытаются уберечь младшее поколение от совершенных ими ошибок. Также родители очень часто ждут больших достижений от своих детей, чем от себя. 
Именно здесь и начинаются проблемы даже в обычных семьях.

Когда младшее поколение испытывает определенные неудачи, родители не всегда умеют воспринять это лояльно и с пониманием. Весть о рождении в семье особого ребенка часто шокирует.

В современном обществе люди с ограниченными физическими или умственными возможностями, а также разнообразными психологическими отклонениями, считаются неполноценными. Их часто не принимают за нормальных людей.

Естественно, каждый родитель будет любить ребенка, даже если в его развитии будут отклонения. Однако, отношение к такому ребенку будет иным. 
Внимание к особым детям должно быть также особенным.

Счастливая семья с ребенком, у которого есть отклонения, в наши дни является достижимой реальностью. Однако для этого родителям придется пересмотреть устоявшиеся в обществе стереотипы, а так же собственную жизненную позицию.

Как показывает практика, человек с отклонениями в развитии может достичь многого, а также прожить полноценную и счастливую жизнь. 

Какой ребенок считается особенным

Каждый родитель считает своего ребенка уникальным, существенно отличающимся от других. Многие взрослые идеализируют своих детей, считая их лучшими.

Однако, в современном обществе есть много детей, которые действительно существенно отличаются от большинства, однако, их родители готовы на все ради того, чтобы их дети стали такими, как большинство других. Печальный статус особый ребенок дается в ситуации, когда у новорожденного обнаруживаются определенные отклонения от нормы в развитии.

Всегда материнство и особые дети сочетались очень трудно. Отклонения могут быть в физическом, умственном или психическом развитии ребенка, в любом из случаев отношение к нему должно быть кардинально другим.

Про особенности жизни с ребенком до годика читайте здесь. А с малышом от года и старше — тут.

Отношение к особому ребенку в семье

Если в семье рождается ребенок с отклонениями, родители должны приложить много усилий для того, чтобы их малыш был счастлив. Очень важно не акцентировать внимание на изъянах ребенка, а сосредоточится на его положительных качествах.

От таких детей нельзя ничего требовать, поскольку очень часто они просто неспособны оправдать ожидания родителей. Многие, на чью судьбу выпало воспитание таких детей, отмечают, что дети-инвалиды сделали этих людей менее эгоистичными, научили любить просто так.

Именно такое отношение должны обеспечить все родители детей-инвалидов для их счастливого детства и будущего.

Следует понимать, что возможно такому человеку понадобится поддержка не только в детстве, но также в будущем, поэтому очень важно подготовиться содержать ребенка после достижения им совершеннолетнего возраста. 

Не нужно проявлять чрезмерную жалость к ребенку инвалиду, поскольку это может так же травмировать его, как и жестокость или безразличие.

Важно окружить такого малыша заботой, вниманием и любовью, но поведение родителей и отношения в семье должны быть максимально естественными.

Отклонения в умственном и психическом развитии

В наше время особые дети с задержкой в умственном развитии испытывают много трудностей.

Им сложно получить образование, поскольку общеобразовательные школы не хотят брать на обучение таких малышей, а специализированные учебные заведения в нашей стране есть далеко не везде и не для всех.

Отклонения в умственном развитии все же не являются поводом ставить на человеке крест. Ученые доказали, что такие личности вполне способны освоить школьную программу. Не стоит быть требовательным к таким детям, но их воспитание должно быть максимально естественным.

Ребенок должен научиться взаимодействовать с другими людьми, поэтому его следует отпускать играть с обычными детьми. Добиться этого трудно, но обучение в простой школе пойдет ребенку на пользу.
Ключевые особенности детей с задержкой психического развития заключаются в поведении ребенка.

Такие дети часто замкнуты в себе, не идут на контакт с окружающими. Нельзя заставлять такого ребенка делать что-то против воли, поскольку это только усугубит проблему, однако очень важно помочь ему развиваться естественно и поддерживать его интересы. 

Слабое тело, но сильный характер

Если у ребенка наблюдаются проблемы в физическом развитии, то очень важно воспитать в такой личности сильный характер. Очень часто такие люди стают полноценными членами общества, ведя полноценную и яркую жизнь. 

Источник: http://malyshochek.ru/rebenok-i-semya/osobie-deti

Как общаться с «особыми» детьми | Милосердие.ru

Анна Битова, директор московского «Центра лечебной педагогики». Фото с сайта rosbalt.ru

Публикуем краткий конспект вебинар-лекции о правилах общения с особенными людьми, прочитанной Анной Львовной Битовой 4 октября в Лаборатории социального предпринимательства.

Родителям: не нужно преувеличивать особенности ребенка

Часто представление о том, что ребенок – особенный и требует особого подхода, находится, главным образом, в голове у родителей.

Например, существуют примеры, как ребенок с синдромом Дауна прекрасно пошел в обычный детский сад. Конечно, с девочкой для этого специально занимались, и некоторое отставание в развитии от сверстников нормы у нее есть, но сейчас достаточно много обычных детей имеют похожие инфантильные особенности.

Обычные дети, если они не накручены родительскими страхами, как правило с «особенными» друзьями общаются спокойно и способны принять особенности за привычки.

«Да, у Маши все время высунут язык. А я, например, иногда палец сосу».

Родители, помогите окружающим сориентироваться

Фото с сайта invamama.ru

Часто окружающие не понимают, что ребенок с особенностями, либо не знают, как с ним общаться, и пугаются. Ситуации, которые при этом возникают, могут быть комичными и не очень.

Например, одной из мам Центра лечебной педагогики однажды серьезно выговорила тетя из троллейбуса, с которой не захотел поговорить «невежливый» мальчик пяти лет. На самом деле ребенок просто не говорил.

Ситуация, когда девочка с расстройством аутичного спектра очень громко пыталась выйти из троллейбуса, не понимая, что он движется, сопровождалась гораздо большим волнением пассажиров.

В конце концов, чтобы не объясняться со всеми и везде, родители сделали визитки: «Мой ребенок с особенностями. Он остро переживает то, что вы почти не слышите – шум улицы, свист ветра, крики. Мир недобр к нему, но вы можете быть добры».

Не боимся необычной мимики

Нужно понимать, что слабослышащий человек или человек с ментальными нарушениями воспринимает мир иначе, и его мимика может быть отлична от людей нормы. Даже в обычных условиях ему легче испугаться, он может устать или дать понять, что не хочет с вами общаться. Поэтому он может вести себя внешне непривычно – даже закричать или укусить.

Главное – преодолеть барьер коммуникации

То есть, найти способ общения, который понимали бы оба собеседника. Если желание общаться велико, способ пообщаться обычно находится. Кстати, преодолевать такие барьеры приходится иногда и обычным людям.

Однажды Анна Битова оказалась во Франции и отстала от переводчика. По счастью, у француза, который ей встретился, была с собой большая стопка карточек с картинками!

Четыре главных правила общения

1. Уважайте личные границы собеседника. Перед началом разговора убедитесь, что человек вообще хочет с вами общаться.

2. Перед началом каждого действия предупредите, что вы хотите сделать: «Сейчас я возьму тебя на руки», «сейчас мы будем кушать». «Сейчас я на пять минут выйду, но потом вернусь». (Кстати, это правило действует и при общении с детьми нормы).

3. Инвалидная коляска – часть тела колясочника. Прежде чем передвинуть человека на коляске, надо спросить его разрешения. Кстати, разрешения погладить ребенка тоже надо спросить. Да, в том числе, у самого ребенка.

4. Не обсуждайте ребенка при всех и при нем самом в третьем лице. (Тоже действует и для детей с особенностями, и для детей нормы).

Хитрости, облегчающие общение:

При общении с плохо слышащими и плохо понимающими речь могут помочь:

— членораздельная речь,

— короткие предложения,

— картинки,

— утрированные четкие жесты,

— утрированная театральная интонация,

— взгляд в глаза (человек при этом может не слышать и читать по губам, взгляд позволяет ему удерживать внимание).

Не торопитесь и всегда дождитесь ответной реакции.

При общении с плохо держащими взгляд или внимание на собеседнике:

— можно надеть что-то яркое – шляпу, серьги;

— сделать яркий макияж;

— надеть звенящие длинные серьги или колокольчик на шею.

Обладатели целого ряда диагнозов – например, аутисты – в глаза смотреть не любят, зато прекрасно общаются при помощи картинок или фотографий, очень любят чертить пиктограммы.

Поймите специфические интересы собеседника

Фото с сайта t-shock.eu

Для успешного общения с «особенным ребенком» важно выяснить, что он любит. Часто у людей с ментальными нарушениями существует «излюбленная тема», на которую они готовы общаться часами. При этом на все другое они часто не реагируют вообще.

Подобные специфические интересы раздражают. Но их надо не запрещать, а использовать.

Например, в истории Центра были любитель покемонов, любитель небоскребов и любитель метро. Первому поставили мелкую моторику с помощью прописи из имен покемонов.

Последнего готовили к школе, изучая окружающий мир с помощью игры: «На одной платформе станции метро «Ботанический сад» мы выращиваем фрукты, а на другой – овощи».

Еще был любитель бус, с которым, в конце концов, удалось договориться до расписания: час – занимаемся, час – играем в бусы.

Вообще из специфического интереса нужно делать маленькое счастье. Например, если ребенок склонен везде искать вещи красного цвета, можно вместе покупать одежду разных оттенков и т.д.

При этом есть вероятность, что через какое-то время специфический интерес у ребенка изменится на другой, палитра интересов расширится.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/kak-obshhatsya-s-osobymi-detmi/

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.